Анастасия Зеленкова

«У Лукашенко все меньше друзей, желающих пожать ему руку под вспышками фотокамер»

Забавно, конечно, наблюдать, как люди, замеченные в нетривиальных связях с Александром Лукашенко, всячески стараются от него открестится. Тот же Рене Фазель, наверное, за всю жизнь столько не извинялся, сколько за последние сутки с момента, как был замечен в объятиях Александра Григорьевича.

— Я хотел использовать особые отношения с Лукашенко, чтобы сделать что-то хорошее, — пытался оправдаться глава Федерации.

Но тут же и сам признал, что все получилось как-то «глупо».

И тут не поспоришь. Особенно смешным было объяснение про то, что никто не рассчитывал, что СМИ опубликуют фотографии. Ага, конечно! Фотограф подкрался незаметно.

Интересно, а фотографируясь с Дмитрием Басковым, Фазель также хотел сделать «что-то хорошее» или наивно полагал, что позирует с каким-то хоккейным фанатом для его Инстарграма?

Но в этой истории любопытно другое: сегодня даже те, кто является давним другом белорусского правителя, как-то не сильно хотят светить свою причастность и доброжелательное отношение к нему. Этот режим стал настолько токсичен, что одно лишь прикосновение, особенно если это прикосновение документально зафиксировано, заставляет человека открещиваться от всяческих связей и проносит только проблемы.

Все понимают, что это может стоить карьеры, репутации и даже просто нормального человеческого отношения.

Вспомните, как жаловалась приехавшая брать интервью у Лукашенко работница телеканала «Россия-1» Наиля Аскер-заде, что ее затравили в соцсетях? Она-то хотела про журналистику, про профессиональные навыки и даже готова была слушать конструктивную критику, а услышала пожелания «гореть в аду».

Ладно пропагандисты — у них своя планка душевных терзаний, — но сегодня даже обычные люди не очень-то горят быть замеченными в одной лодке с этим режимом. Любопытно наблюдать, как один за другим отнекиваются делегаты Всебелорусского собрания от возложенной на них «чести» представлять белорусский народ. Кого ни спроси, все не в курсе и даже не понимают, как попали в списки.

«Моего мнения никто не спрашивал». Пинский врач и брестский фонарщик рассказали, как стали делегатами Всебелорусского собрания

А спортсмены? Из тех, кто подписал письмо в поддержку Лукашенко, публично выступают единицы. Да и те, словно стесняются признаться.

Даже зарубежных артистов зазвать поучаствовать в чем-то официальном стало проблемой. Причем тех, кто никогда не отличался особой политической брезгливостью и ранее не раз участвовал в таких «обнимашках». 

«Ничего не знал». Представители Буйнова и Киркорова объяснили их участие в клипе в поддержку Лукашенко

И с каждым днем у Александра Григорьевича все меньше остается друзей, желающих пожать ему руку под вспышками фотокамер.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.9 (оценок:142)